Великая Отечественная война в произведениях Виктора Зотеева

УДК 75.044

DOI 10.46748/ARTEURAS.2020.03.013

Софья Белокурова. Антон Айнутдинов, Искусство Евразии, журнал об искусстве СОФЬЯ БЕЛОКУРОВА

Статья посвящена теме Великой Отечественной войны в творчестве алтайского художника, фронтовика Виктора Александровича Зотеева. Актуальность работы обусловлена рядом факторов. Во-первых, в юбилейный год 75-летия Великой Победы в науке, общественных отношениях, культуре вновь переосмысляются события войны. Творческое переживание фронтовых событий, отразившееся в работах их участника и очевидца В.А. Зотеева, представляет интерес как своего рода исторический источник. Во-вторых, В.А. Зотеев известен прежде всего как пейзажист, и раскрытие новой, батальной грани его творчества расширяет понимание этого художника. Новизна исследования связана с тем, что автором анализируются ранее не изученные работы живописца. С помощью метода искусствоведческого анализа рассматриваются три работы В.А. Зотеева: натюрморт и две сюжетные картины. Изучаются особенности их композиционного построения, выявляются биографические коннотации, связи с событиями жизни художника, определяется общий идейно-мировоззренческий базис. Проведенное исследование показывает, что тема войны не составила отдельного направления в творчестве художника, но в нем есть этапные картины, связанные с личными переживаниями В.А. Зотеева и отражающие не только конкретные события и образы, но и общий метафизический смысл войны и победы.

Ключевые слова: Виктор Александрович Зотеев, живопись, тема Великой Отечественной войны, натюрморт, сюжетная картина.

Введение

Год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне — памятная дата важнейшей вехи в истории нашей страны. События войны, путь к долгожданной Победе, роль каждого участника от военачальников и руководства страны до обычных солдат и тружеников тыла — каждый эпизод этого масштабного события важен и необходим как небольшой фрагмент мозаики, позволяющий глубже понять происходившее в мире в 1941–1945 годах. Художники-фронтовики прошли через горнило войны и нашли в себе силы воспевать красоту и мощь послевоенного мира. Одним из них является художник Виктор Александрович Зотеев (1924–2008), известный как прекрасный пейзажист, тонко чувствовавший красоту природы не только Алтая, но и Урала, Колымы, Дальнего Востока.

Виктор Александрович Зотеев был участником Великой Отечественной войны, воевал под Орлом и Курском, сражался за Белоруссию и Польшу, войну закончил в Берлине. Был награжден двумя орденами Красной звезды, орденом Славы III степени и шестью медалями, среди которых медаль «За взятие Берлина» [5].

Из всего наследия Виктора Зотеева войне посвящено три работы: натюрморт «День Победы» (1980) и две сюжетные композиции — «12 июля 1943 г. На Орловско-Курской дуге» (1984) и «Штурмовой мостик через реку Сож» (1990–1995). Именно в сюжетных композициях отражены события, в которых участвовал сам художник. Этим трем работам мы и посвятим дальнейшее повествование.

Актуальность темы исследования определяется двумя факторами. Во-первых, в условиях переосмысления героических и трагических событий Великой Отечественной войны свидетельства ее участника вносят ценный вклад в копилку знаний об этой важнейшей странице нашего прошлого. Свидетельства В.А. Зотеева — это его неопубликованные воспоминания и три живописные работы. Конечно, этого недостаточно для полноты картины, но художник зачастую более интуитивно и глубоко проникает в суть события, и там, где исторический источник раскрывает видимую, материальную сторону происходящего, художник воспринимает высшую эйдетическую реальность и через образный строй произведения воздействует на зрителя. В этом отношении работы В.А. Зотеева — это особого рода документ, фиксирующий исторический эпизод.

Во-вторых, В.А.  Зотеев — это художник-пейзажист, и это направление его творчества освещено достаточно широко, прежде всего, в статьях Е.И. Дариус [2], М.Ю. Шишина [6; 7], Н.С. Царевой [1]. Стоит заметить, что искусство В.А. Зотеева не становилось предметом полномасштабных научных исследований — единственной работой, в которой не только систематизировано творческое наследие В.А. Зотеева, но и осуществлен анализ ряда его картин, стал каталог-монография М.Ю. Шишина «Виктор Зотеев. Путь в жизни и творчестве» [6]. К сожалению, других научных исследований такого уровня, посвященных творчеству художника, практически нет, тем более нет искусствоведческого анализа его работ на военную тему, лишь упомянутых в указанной монографии М.Ю. Шишина. Это определяет и новизну представленной здесь работы, вводящей в научный оборот новый изобразительный материал и его осмысление.

Методы

В качестве ведущего для исследования работ выбран метод искусствоведческого анализа — это комплекс методов, позволяющий рассмотреть произведение искусства на трех взаимосвязанных этапах. Во-первых, картина изучается как часть некоего контекста: исторического, биографического, культурного, религиозного. Произведение искусства — это всегда в той или иной степени отражение эпохи, продукт общественных и творческих процессов, культурных и эстетических установок или их полного отрицания. Кроме этого, личный опыт художника, его переживания также получают художественное воплощение в картине. Именно поэтому так важен принцип историзма для правильного понимания произведения искусства. Во-вторых, картина изучается с точки зрения средств художественной выразительности, выбранных художником. И здесь играет роль все: формат, композиционное построение, колористические решения, особенности стиля. В-третьих, на основе двух предыдущих этапов анализа вычленяется основная мысль произведения, его идейный строй. Метод искусствоведческого анализа позволяет комплексно изучить произведение искусства в различных плоскостях. Наиболее плодотворно этот метод применялся Кеменовым, например, при анализе работ Веласкеса [3].

Результаты

Перейдем к анализу работ В.А. Зотеева, посвященных Великой Отечественной войне. Первая из этих картин — «12 июля 1943 г. На Орловско-Курской дуге» (1984). День, который В. Зотеев указывает в названии картины, является началом наступательной операции «Кутузов», направленной на уничтожение орловской группировки противника. Операция закончилась 18 августа сокрушительным поражением фашистов [4, с. 381–382].

Композиция, запечатленная художником, словно кадр фотосъемки, показывает то, что художник запомнил сразу, как только молодым связистом попал в самое пекло Курской битвы.


В.А. Зотеев. 12 июля 1943 г. На Орловско-Курской дуге. Журнал

В.А. Зотеев. 12 июля 1943 г. На Орловско-Курской дуге. 1984. Картон, масло. 75 х 100. Коллекция семьи художника. Фото: М.Ю. Шишин.

Первое, что обращает на себя внимание в картине, это общая сероватая цветовая гамма. Земля, небо, танки, клубы дыма — все прописано через серый тон. На желтом высушенном поле мы видим вражеские танки — подбитые и горящие вдалеке, упавшие башней вниз и движущиеся вперед на зрителя. Танки, их черные, задымленные силуэты, несут важную композиционную нагрузку. Пушки танков направлены в разные стороны и словно задают разные векторы движения, размывая общий композиционный центр. Создается впечатление некоего хаоса, переданного и разнонаправленным движением машин, и движением клубов дыма, и траекторией летящих осколков. И уже после этого хаоса, когда взгляд привыкает к дымке и бесконечному движению, зритель опускает глаза на передний план картины, где изображена траншея с разорванными заграждениями и разбитым орудием. Приглядевшись, мы видим двух убитых бойцов у орудия, а в самой траншее — три едва различимые фигурки солдат, пригнувшихся и бегущих в сторону танков. Тот художественный прием, который выбирает В. Зотеев для решения переднего плана, говорит о многом и полностью формирует главную идею произведения. Фигуры солдат, их выцветшие гимнастерки по цвету практически неотличимы от земли, сухой травы, песка, склонов и осыпей траншеи, они написаны с той же плотностью и в той же фактуре. Изображения убитых бойцов также практически полностью сливаются с цветом траншеи. Эта особенность, подчеркнутая художником, позволяет сделать несколько важных выводов. Темные вражеские танки занимают пространство картины целиком, они словно господствуют на этом небольшом клочке земли. Но в фигурах и движениях бегущих в траншее солдат как будто сама земля поднимается навстречу врагу.

Очень символично композиционное решение: советские бойцы выходят из земли и, умирая, снова уходят в землю, как будто растворяются в ней. И в этом есть еще более глубокий смысл, который можно сформулировать следующим образом. Враг есть инородная, агрессивная сущность, и сама захваченная территория, выжженная и почти уничтоженная, поднимается, чтобы сбросить его с себя. Интересна точка взгляда, которую выбирает художник. Он — за спинами наших бойцов, там, где и полагается быть связисту. Но не в соседней траншее, не в укрытии, а как бы на возвышенности. Художник видит сражение сверху, возможно, с высоты прошедших лет. Он уже не участник битвы, а, как в собственных записках о войне, человек, оценивающий и переосмысливающий происходящее.

Именно такая линия взгляда выбрана художником и для другой работы — «Штурмовой мостик через реку Сож» (1990–1995). Здесь изображена часть крупной наступательной операции в Белоруссии, и, как в предыдущей работе, Виктор Зотеев отказывается от масштабного и панорамного изложения событий и выхватывает лишь небольшой фрагмент наступления — то, чему он сам был свидетелем.


В.А. Зотеев. Штурмовой мостик через реку Сож. Журнал

В.А. Зотеев. Штурмовой мостик через реку Сож. 1990–1995. Холст, масло. 90 х 120. Коллекция семьи художника. Фото: М.Ю. Шишин.

Рассматриваемая картина имеет много общего с предыдущей, и они могли бы быть объединены в диптих. Та же цветовая гамма, возможно, чуть более контрастная, та же позиция художника, то же композиционное построение. Более того, так же решены образы советских бойцов: сливающиеся с землей и выходящие из нее навстречу врагу.

Мы остановимся на наиболее ярких особенностях этой работы. Так же как и в предыдущей картине, враг обезличен. В работе, посвященной Курской дуге, мы не видим нацистскую армию (лишь точки на дальнем плане, едва уловимые за танками), перед нами — лишь черные машины, напоминающие, как писал сам художник, «огромных жуков». В «Штурмовом мостике…» мы тоже не видим врага: советские солдаты бегут через реку в сплошной огонь. Таким образом, художник не просто обезличивает врага, он его расчеловечивает, лишает человеческих черт, полностью отмежевывает от всего, что так или иначе связано с образом человека. Перед нами безликое Зло, на которое поднимаются все силы захваченной земли.

Если в работе, посвященной Орловско-Курской битве, художник передает атмосферу тяжести, усталость и стремление из последних сил сбросить врага, то в «Штурмовом мостике…» мы видим один из центров сражения. Художник снова решает композицию через природные образы, столь близкие его творчеству. Огонь, вода и земля формируют некую матрицу, составляющие которой делят композицию по горизонтали на смысловые части: дальний план — огонь (враг), передний план — земля (наши солдаты) и центр — река, через которую перекинут мост (граница между двумя противостоящими сторонами). Тонкий мостик, по которому едва может пробежать один человек, — это ось, стягивающая на себя все силовые линии в картине. Центр композиции, смещенный вправо, задает картине динамику и напряженный драматизм. Мы видим поднимающихся из траншей солдат, все их движения направлены к мостику, по которому сквозь разрывающиеся снаряды, падая и пригибаясь, бегут фигурки бойцов. Сплошная стена огня и дыма на дальнем плане через мост, как через воронку, втягивает в себя людей. И зритель уже смотрит не на картину, а, как за видеоизображением, следит за развивающимися событиями, переживает, добегут ли солдаты до другого берега, и почти физически ощущает страх перед тем, на что идут советские бойцы. Ведь пробежать по тонкому, простреливаемому мостку через реку — это лишь первое препятствие, самое страшное начинается на том берегу.

Сравнивая эти две работы, мы можем вновь подчеркнуть их несомненное сходство и отметить тот высокий уровень глубокого личного чувства, которым они наполнены. Они не звучат героическими аккордами, не поражают силой композиционного построения — просто эпизоды военных действий глазами их участника-бойца. Но, между тем, сколько в них деталей, говорящих о подлинном ежедневном героизме, несмотря на голод, усталость, лишения, личные трагедии! В. Зотеев показал войну такой, какой он видел ее сам: тяжелая опасная работа, изнуряющий труд, цель которого — Победа.

Натюрморт «День Победы» (1980) — еще одна работа В. Зотеева на тему Великой Отечественной войны. Это совсем другое по настроению и тематике произведение. В данном случае это не просто натюрморт, а некий символ. На первый взгляд, композиция напоминает открытку ко Дню Победы: покрытый красной скатертью стол, на нем — простая стеклянная ваза с пятью раскрывшимися розами, книга, небольшая открытка, два ордена — Красной звезды и Славы. Это ордена, полученные самим Виктором Александровичем за боевые заслуги, важная часть его жизни.


В.А. Зотеев. День Победы. Журнал

В.А. Зотеев. День Победы. Картон, масло. 40 х 50. Государственный художественный музей Алтайского края. Фото: А.А. Иккерт.

Художник не пытается убедить зрителя в том, что это случайный набор предметов, как мы можем видеть подобное в голландских натюрмортах. Наоборот, каждая деталь композиции продумана и несет свою смысловую нагрузку. Общее «открыточное» впечатление от картины пропадает, когда мы более пристально анализируем технику. Художник пишет натюрморт импрессионистично, быстрыми пастозными мазками, это делает изображение мерцающим, трепещущим, напоминающим горение пламени — вечного огня. Многообразие оттенков красного, оранжевого, красно-коричневого, золотистого, бордового делает картину в буквальном смысле пламенеющей. Букет пышных ярких цветов подобен салюту и задает торжественное звучание картине. Несколько раз повторяющиеся цвета гвардейской ленты, ордена на столе — неотъемлемые атрибуты Победы. Книга слева от вазы — также важный, семантически насыщенный элемент. Отметим, что книга в натюрморте в самом начале формирования самостоятельного жанра в европейском искусстве могла означать многое. Это символ знаний и мудрости или знак Священного писания. Но в данном случае книга может быть или художественной, или, возможно, исторической. И лишь пристально рассмотрев, «прочитав» каждую деталь, мы можем раскрыть натюрморт полностью. Это память о Войне, которая остается в книгах, гордость за общий подвиг, торжество, но сдержанное, внутренне осознанное художником.

Заключение

Картин В.А. Зотеева, посвященных Великой Отечественной войне, очень немного, если рассматривать их в объеме всего творческого наследия художника. Их трудно объединить в тематическую серию, и единственное, что их связывает, — это хронологический промежуток создания: 1980–1990-е годы. Это картины-воспоминания пожилого мастера о самом страшном, что довелось пережить ему в молодости. Кроме того, можем заключить, что эти несколько работ носят этапный характер, начинают и заканчивают батальную тему: художник не просто обращается к военным событиям, он создает метафизический образ войны.


ЛИТЕРАТУРА

1. Виктор Зотеев. По просторам Родины: живопись: каталог / сост. Н.С. Царева. Барнаул: Алтайский полиграфический комбинат, 2004. 31 с.: ил.

2. Дариус Е.И. Виктор Александрович Зотеев. Выставка в рамках проекта «Юбилейные даты художников Алтайского края». 14 августа – 28 октября 2014 года // Государственный художественный музей Алтайского края [сайт]. URL: http://ghmak.ru/index.php/events/item/252-viktor-aleksandrovich-zoteev-vystavka-v-ramkakh-proekta-yubilejnye-daty-khudozhnikov-altajskogo-kraya-14-avgusta-28-oktyabrya-2014-goda

3. Кеменов В.С. Картины Веласкеса. М.: Искусство, 1969. 384 с.

4. Спицын Е.Ю. Россия — Советский Союз 1917–1945 гг.: полный курс истории России для учителей, преподавателей и студентов. Книга III. М.: Концептуал, 2018. 440 с.

5. Художники Алтайского края: Библиографический словарь. Барнаул: Издательство Алтайского государственного университета, 2006. 560 с.

6. Шишин М.Ю. Виктор Зотеев. Путь в жизни и творчестве. Барнаул: Алтайский дом печати, 2012. 320 с.

7. Шишин М.Ю. Пейзаж в творчестве современных алтайских художников // Искусство Алтая: В краевом музее изобразительных и прикладных искусств. Барнаул: Алтайское книжное издательство, 1989. С. 104–121.

Библиографическое описание для цитирования:

Белокурова С.М. Великая Отечественная война в произведениях Виктора Зотеева // Искусство Евразии [Электронный журнал]. 2020. № 3 (18). С. 155–162. DOI: https://doi.org/10.46748/ARTEURAS.2020.03.013. URL: https://eurasia-art.ru/index.php/art/article/view/84


Благодарности:

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ. Грант № 19-412-220003 р_а «Экспликация потенциала художественной культуры Алтайского края и определения механизмов его использования в региональных и международных туристических проектах».


Статья поступила в редакцию 31.08.2020.