История открытия первой выставки из Республики Корея в Приморской государственной картинной галерее

УДК 7.091.8+7.071.1(519+571.63)

DOI 10.46748/ARTEURAS.2021.04.006

Научная статья

... ЛЮДМИЛА ВАРЛАМОВА

Статья посвящена истории открытия персональной выставки художника Ким Кён Ёл (Kim Kyong Yeoul) из Республики Корея в Приморской картинной галерее в 1997 году и ее значению для развития российско-корейских культурных связей. В основу исследования положены материалы из коллекции и архива Приморской государственной картинной галереи.


Ключевые слова: Приморская государственная картинная галерея, Владивосток, Уссурийск, Россия, Сеул, Корея, художник Ким Кён Ёл.

В июле 2021 года исполнилось 65 лет известному художнику из Сеула Ким Кён Ёлу, автору первой выставки из Республики Корея, экспонировавшейся в 1997 году в Приморской государственной картинной галерее (ПГКГ, тогда она называлась Приморской краевой картинной галереей). В следующем, 2022 г. мы будем отмечать ее 25-летие и одновременно 30-летний юбилей открытия Генерального консульства Республики Корея во Владивостоке, столице Дальневосточного федерального округа.


Художник Ким Кён Ёл. Фотография из каталога «Real Kiм». Искусство Евразии, журнал об искусстве

Художник Ким Кён Ёл. Фотография из каталога «Real Kiм», 1998, Корея, Сеул

Республика Корея обладает уникальным соединением традиционной и современной культур. Многие годы она ощущала сильное влияние со стороны других стран, в основном со стороны Японии, США и Китая. Формальных отношений между СССР и Республикой Корея не существовало почти полвека по причинам политического характера. С начала 1990-х годов страна активно сотрудничает с Российской Федерацией в экономике, политике и культуре [8].

Республика Корея феноменально быстро стала высокоразвитым государством. Модернизация всех областей жизни по западному образцу, обращение к новейшим технологиям, переработка опыта и достижений мировой художественной культуры определили плюрализм в характере развития ее современного искусства. Авторы книги «Корейское современное искусство: ориентирование на местности» отмечают: «Постмодернизм, пришедший в Корею в 1990-х годах, предоставил возможность существования различных художественных практик без выделения какой-либо одной в качестве основной. Все стили и течения получили право на существование» [3, с. 58].

Каков художник — таковы и картины. Мы не можем сделать больше того, что мы есть. Каждый мастер по-своему воспринимает и отображает окружающий его материальный и духовный мир. Через призму творчества одного художника можно проанализировать основные проблемы современного изобразительного искусства Республики Корея в контексте конкретной творческой практики ее вхождения в мировой художественный процесс [7].

Ким Кён Ёл — талантливый художник-экспериментатор, полностью посвятивший себя живописи, натура широкая, колоритная, одаренная. Его полотна отличают оригинальность и самобытность, определенные любовью к западной школе живописи и восточной ментальностью. Художник родился в 1956 году в Сеуле. В 1982 г. окончил факультет изобразительных искусств университета Хон Ик. К концу 1990-х годов участвовал в 11 персональных и 150 групповых выставках в стране и за рубежом (Франция, Япония, Аргентина) [4].

Персональная выставка Ким Кён Ёла во Владивостоке состоялась по приглашению управления культуры Администрации Приморского края и Приморской картинной галереи. Спонсорами мероприятия были АО «Владивосток Авиа» и управление культуры Администрации Приморского края. Ким Кён Ёл представил вниманию дальневосточных зрителей тридцать довольно больших живописных работ: портретов, пейзажей, натюрмортов, жанровых сценок. Для него, тогда сорокаоднолетнего художника, приехавшего на вернисаж из Сеула, это была первая выставка в России.

В церемонии открытия приняли участие генеральный консул Республики Корея господин Чхвэ Ёнг Сам, начальник управления культуры Приморского крайисполкома Виталий Викторович Хрипченко, мэр Владивостока Виктор Иванович Черепков, руководитель Территориального управления по сохранению культурных ценностей в городе Владивостоке Наталья Андреевна Янченко (Левданская), директор Приморской картинной галереи Наталья Ивановна Щуцкая. Открытие прошло при большом стечении публики, приморских художников старшего и младшего поколения, представителей средств массовой информации [5; 6; 9; 10].


Ким Кён Ёл, Л.И. Варламова. Искусство Евразии, журнал об искусстве

Ким Кён Ёл, Л.И. Варламова, В.В. Хрипченко, Чхвэ Ёнг Сам. 1997. Владивосток. Фотография из каталога «Real Kiм», 1998

К вернисажу галерея издала каталог «Ким Кён Ёл. Персональная выставка. Живопись» с пригласительным письмом директора Н.И. Щуцкой, вступительной статьей искусствоведа Щин Ханг Соп, краткой биографической справкой автора, цветными иллюстрациями, текстами на русском и корейском языках [4]. Три экземпляра каталога хранятся в научной библиотеке галереи в разделе ее публикаций [1].


Обложка каталога «Ким Кён Ёл. Персональная выставка. Живопись». Искусство Евразии, журнал об искусстве

Обложка каталога «Ким Кён Ёл. Персональная выставка. Живопись» (1997) с фрагментом картины «Зимнее дерево» (1996) из одноименной серии

Выставка носила творческий характер и прошла без распродажи картин. Но Ким Кён Ёл не жалел об этом, ведь приехать в Россию его пригласили друзья, профессиональные художники из города Уссурийска Ольга Кимовна и Иван Терентьевич Никитчик, члены Всесоюзной творческой общественной организации «Союз художников России». Он познакомился с ними в Сеуле в 1996 году благодаря искусствоведу Щин Ханг Соп, организовавшему в своем доме встречу корейских и русских художников после одновременного открытия в галерее «Сеул» сразу двух выставок из Приморья: «Художники Уссурийска» и «Ким Коваль» [2].


О.К. Никитчик, Л.И. Варламова, Ким Кён Ёл. Искусство Евразии, журнал об искусстве

О.К. Никитчик, Л.И. Варламова, Ким Кён Ёл. 1997. Фото: Е.И. Петровский

На этой встрече Ольга Кимовна Никитчик, уже видевшая заинтересовавшие ее картины Ким Кён Ёла на одной из сеульских выставок, познакомилась с ним лично и пригласила в Уссурийск. Он приехал летом 1997 года. Иван Терентьевич и Ольга Кимовна поселили его в своем доме, показали мастерские и выставочный зал Уссурийского дома художника, свозили на пленэр в уссурийскую тайгу и на творческую дачу приморских художников в село Андреевка Хасанского района Приморского края, гостеприимно угощали. Так родилась их дружба, превратившаяся в дружбу семьями, которая продолжается и сегодня [2]. В окрестностях Уссурийска Ким Кён Ёл написал много этюдов. Вместе с картинами, созданными по их мотивам в Сеуле, и видеофильмом о своем пребывании в Приморье он показал их в 1998 году в Gallery Sang южнокорейским зрителям на выставке «Воспоминания о России», к которой тоже был издан каталог [13]. В 2010 году Ольга Кимовна Никитчик, ставшая заслуженным художником Российской Федерации, сделала ответную выставку в Сеуле.

Находясь в Уссурийске, втором по значимости городе Приморского края, Ким Кён Ёл встречался с членами Уссурийской организации Союза художников России и представителями местной корейской диаспоры во главе с художником Олегом Александровичем Кимом. С Ольгой и Иваном Никитчик, фотографом и экологом Михаилом Степановичем Суржиком и его женой Хон Ми Э (Соней Суржик, учителем из Республики Корея) впервые посетил Владивосток [2].

Выставка Ким Кён Ёла экспонировалась с 22 по 31 октября 1997 года, то есть всего десять дней [4]. Но за это короткое время Real Кim (так позиционировал себя и подписывал свои картины художник) стал во Владивостоке неслыханно популярным. В 1990-е годы, работая в разных жанрах живописи, он смело соединял, казалось бы, несоединимое: почти документальную повествовательность с импровизацией и абстрагированием, европейскую школу живописи с созерцательностью и символичностью Востока. И это не выглядело эклектично. Это было синтезом, гармоничным соединением культурных традиций Запада и Востока.

Чем же выставка южнокорейского мастера оказалась так близка россиянам? Живописным и композиционным мастерством? Колористическим богатством палитры? Главная причина успеха состояла, видимо, в том, что его искусство рождало у русской публики глубокий эмоциональный отклик. Если профессиональным приморским художникам была интересна, прежде всего, техническая и стилистическая сторона живописи мастера, то у простых зрителей неожиданно обнаружилась тенденция видеть в его полотнах собственные мысли и чувства. Это и любовь к прекрасному во всем сущем, и раздумья о смысле человеческого бытия.

Мысль о нерасторжимой связи человека и природы, человека и времени держала тогда художника крепко. Философские темы с их абстрактными понятиями постоянно звучали в названиях картин и сериях его работ: «Лето», «Осень», «Жизнь», «Старик», «Время», «Зимнее дерево» [4]. В 1990-е годы особенностью художественного мышления Ким Кён Ёла было абстрагирование, мысленное отвлечение от несущественных, с его точки зрения, признаков конкретных материальных объектов, а главной творческой целью — поиск универсальных образов-идей в реальном мире. Основным ассоциативно-символическим образом для него было дерево. На выставке экспонировалась удивительная серия, посвященная «портретам» зимних деревьев. Созданные в декоративной манере, они казались живыми и, словно люди, имели свою судьбу. Это был рассказ о человеческой жизни через аллегорические образы деревьев.

Щин Ханг Соп говорил, что в молодости Ким Кён Ёл мог работать в мастерской целый день, живопись буквально затягивала его. В ней он давал выход своим мыслям и чувствам, работал много, напряженно. Темы картин и характеры персонажей обычно находил в реальной жизни. В большинстве случаев изображал людей, живущих недалеко от его дома, и окрестные места. Картины получались жизненными, потому что, когда он писал какого-нибудь человека, то как бы ставил себя на его место. Например, когда рисовал уличную торговку анчоусами, закуривающую сигарету, он остро ощущал наклон ее головы и фигуры, стоящей против холодного ветра, и то, какое это для нее удовольствие — закурить [2].

Щин Ханг Соп рассказывал, что когда Ким Кён Ёл наблюдал природу или людей, то запоминал главное: вот дерево необычной формы, вот как по-своему человек держит пиалу. Он любил писать повседневные общеизвестные предметы, которые все видят рядом многие годы и уже не замечают их, и часто изображал в новом, неожиданном, символическом свете, наделяя неживые предметы всей широтой человеческого жизненного опыта.

В 1990-е годы Ким Кён Ёл предпочитал спокойные краски. В композиции варьировал высокий и низкий горизонт, гармонично уравновешивал противоположные начала: реализм и символизм, лирику и драматизм, любовь к жизни и светлую печаль. Многие полотна были бессюжетны, статичны, полны недосказанности, но одновременно показывали близость автора к народной среде.

В художественном мире Владивостока первая южнокорейская выставка вызвала не только интерес, но и споры. Журналист Дмитрий Климов писал: «На церемонии открытия мэтры приморской живописи Иван Рыбачук и Юрий Волков среди прочих комплиментов назвали близость художника русскому искусству — это выражено в темах, мировоззрении, ощущении бытия» [5]. «Несмотря на реалистичность изображения, картины мастера воспринимались как многогранные ассоциативно-интеллектуальные фантазии. Его реализм не был классическим европейским реализмом. Это было современное искусство», — писала журналист Оксана Нескоблинова [9]. В одном из интервью Ким Кён Ёл сказал о сути своего творчества так: «Вся моя душа в моих картинах. Ведь я азиат, человек с Востока. Хоть и люблю Микеланджело, Дали, Пикассо. И одновременно, западный классический реализм. Но именно Восток учит меня ощущать единство гармонии времени, природы и людского бытия…» [10].

После окончания выставки собрание галереи пополнилось двумя картинами Ким Кён Ёла. Пейзаж «Родничок» (1988), взятый из экспозиции, — дар мастера через Михаила Степановича Суржика (05.12.1956–03.11.2020, Уссурийск) [1]. На картине изображен небольшой родник — символ чистоты, света, начала пути. Он выложен по кругу серо-бурыми камнями, между которыми лежит снег, и открывается перед зрителями откуда-то сверху. На воде и камнях — желто-красные сухие осенние листья. По лиричности и тихой грусти это был один из самых поэтичных пейзажей, представленных на выставке. Он написан в духе эмоционального отклика художника на состояние природы. Основа живописного мастерства в этой картине, как в импрессионизме, — цвет и свет. Пейзаж с холодными камнями насыщен светом. В колорите преобладает охра. На обороте холста слева внизу есть авторская надпись на английском языке «Waiting for Spring Kim Kyong Yeoul» — авторское название пейзажа «Родничок» в переводе с английского «В ожидании весны».


Ким Кён Ёл. Родничок. Искусство Евразии, журнал об искусстве

Ким Кён Ёл. Родничок. 1988. Холст, масло. 72 х 91. Приморская государственная картинная галерея, инв. Ж-1616

Картина Ким Кён Ёла «Зимнее дерево» (1997) — дар Приморской государственной картинной галерее от автора статьи [1]. Здесь на белом нейтральном фоне изображено невысокое корявое дерево без листвы, с зеленовато-коричневой корой, отпиленными боковыми ветвями и устремленными вверх молодыми побегами, стоящее на голой земле. На лицевой стороне холста слева внизу подпись: КЕN КiМ (черной краской) и цифры: 97 52 (красной). На обороте авторская надпись на английском черным фломастером: «Winter Three, Kim Kyong Yeoul 1997» [1].


Ким Кен Ёл. Зимнее дерево. Искусство Евразии, журнал об искусстве

Ким Кен Ёл. Зимнее дерево. 1997.
Холст, масло. 42 х 27. Приморская государственная картинная галерея, инв. Ж-1615

В апреле 2013 года картина «Зимнее дерево» экспонировалась на выставке пейзажа из фондов галереи «Предчувствие весны». Вторично она экспонировалась в январе 2019 года на выставке зимнего пейзажа «Дело было в январе». Среди шестидесяти работ, созданных известными русскими художниками в разных стилях и манерах в XX веке, эта небольшая по размерам картина выделялась правдивостью рисунка, абстрактностью фона, многогранной ассоциативностью содержания. Художник и здесь выразил личные переживания, восхищаясь жизненной силой и непокорностью старого дерева, хранящего прошлое и настоящее время в одном теле.

В 1990-е годы основной темой творчества Ким Кён Ёла был рассказ о жизни через пейзажи. Героями его картин были деревья, вода и камни, написанные с высоким реалистическим мастерством. Человек в них, согласно эстетике буддийского мироощущения, находился в неразрывном единстве с природой [5].

В начале XXI века художник резко изменил тему и стилистику своих работ. Главным в его картинах стал образ человека в современном мире через образ человека в искусстве. Обладая прекрасным чувством юмора, Ким Кён Ёл стал писать портреты всемирно известных великих людей, изображая их в виде бибоев, музыкантов, спортсменов в образе, присущем современной молодежи, создавая динамичные, пронзительные по эмоциональному накалу полотна с помощью приемов поп-арта и гиперреализма [11; 12; 15].

На таких картинах Че Гевара и Сальвадор Дали танцуют брейк-данс, Леонардо да Винчи пьет кофе и смотрит на проходящую мимо Мону Лизу с большим интересом, Винсент Ван Гог и Поль Гоген в виде футболистов передают друг другу мяч [2, с. 4]. Объединив прошлое и настоящее время парадоксальным образом, художник выразил дух нашей эпохи — энергию и скорость. Он рисовал разные образы: спорт, музыку, повседневную жизнь [16]. В таких картинах было много мысли, но исчезли чувства художника. Он понял, что «не туда уплывает, и захотел вновь найти себя» [2, с. 5].

Обогащенный инновационными художественными приемами живописи разных направлений современного искусства, Ким Кён Ёл вернулся к истокам своего творчества через его главный всеобъемлющий образ-символ, которым, конечно же, было и остается дерево. Он снова стал писать деревья, но по-другому [14]. «Раньше я рисовал дерево, фокусируясь на форме, но теперь я фокусируюсь на его душе. Я стараюсь рисовать проще, а рисовать проще — сложнее. Сложнее выразить без подробного изображения, вот что меня волнует», — говорил мастер [2, с. 5]. В его картинах стало меньше умозрительности и больше личных человеческих чувств. Этим художник стал ближе и дороже своим русским друзьям.

30 июля 2019 года Михаил Степанович Суржик, находясь в Сеуле, записал видеоинтервью с Ким Кён Ёлом, которое Хон Ми Э перевела на русский язык. Его можно найти на официальном сайте мастера www. realkim.com. Отвечая на вопрос, что значит для него выставка 1997 года во Владивостоке по сравнению с выставками в других городах мира (Сеул, Пусан, Пекин, Шанхай, Гонконг, Сингапур, Лондон и др.), художник ответил так: «До той выставки я проводил много выставок в основном в Корее. На них у меня никогда не было так много посетителей. И мне было удивительно, что русские проявляли такой большой интерес к моим картинам. Также было удивительно, что об этой выставке много говорили в средствах массовой информации. Поэтому эта выставка была для меня очень запоминающейся в жизни… Я никогда не забывал таких слов, как Владивосток, Приморский край, Уссурийск, даже сейчас до этого момента с тех пор, когда я выставлялся в Приморской картинной галерее давным-давно. И всегда думаю об этом. Я всё еще возвращаюсь в то время, которое я провел с друзьями. Тем не менее жаль, что я не вижу их часто, но у нас есть Facebook. Для меня утешение то, что мы время от времени можем видеть друг друга через Facebook, и я надеюсь, что в будущем у нас будет много дней, чтобы встречаться друг с другом. И очень по вам всем скучаю» [2, с. 1, 6–7].

В 1998 году с 7 по 14 мая автору статьи посчастливилось работать в Приморской картинной галерее с персональной выставкой еще одного южнокорейского художника. Его имя Ли Сан Вон. Как и выставку Ким Кён Ёла, ее организовал и курировал с корейской стороны Щин Ханг Соп.

Сегодня художников Приморья обменными выставками с художниками Японии, Китая, Республики Корея не удивишь. Они часто проходят еще и с международным пленэром. Но не будем забывать, что до 1992 года Владивосток был закрытым городом для иностранных граждан. Свою первую зарубежную выставку галерея приняла в 1987 году в самом начале перестройки. Это была выставка японского художника Митео Хара из г. Хиросимы. Она состоялась ровно на десять лет раньше, чем южнокорейская, и была организована через Министерство культуры РСФСР. В отличие от нее организация выставки Ким Кён Ёла — первый и очень яркий пример народной дипломатии, которая стала возможна только в 1990-е годы благодаря демократизации жизни и открытию границ как в России, так и в Республике Корея.

В 2019 году в связи с ростом потока туристов из Республики Корея в галерее был установлен аудиогид на корейском языке по постоянной экспозиции русского искусства и открыта выставка современного текстиля «Сад души» художницы Ким Мёнг Сок, приуроченная к 25-летию начала полетов авиакомпании Кореан Эйр во Владивосток. В 2021 году, отмечая свое 55-летие рядом международных проектов, галерея приняла из Республики Корея сразу две выставки: «Ханбок. Корейский национальный костюм» (в мае) и экспозицию «Современная печатная графика Республики Корея» (в августе), представившую произведения 25 (!) первоклассных мастеров южнокорейского эстампа.

Можно с уверенностью сказать, что «в 1990-е годы современное искусство Республики Корея было известно российскому зрителю только в общих чертах и представлено в России лишь на нескольких выставках» [3, с. 58]. Персональная выставка Ким Кёл Ёла положила начало активному творческому общению между художественным миром наших стран на Дальнем Востоке.

С 1997 года выставки из Республики Корея постоянно экспонируются во Владивостоке и Уссурийске по линии взаимного культурного обмена, а выставки приморских художников — в Сеуле и Пусане.

Благодаря выставке Ким Кён Ёла официальной работе Генерального консульства Республики Корея во Владивостоке сопутствует народная дипломатия — личные дружеские связи корейских и русских художников.

Описанная экспозиция открыла двери выставочных залов Приморья для многих художников Республики Корея. Жители дальневосточной России получили возможность «вживую» увидеть и оценить ее современное и традиционное искусство.


ЛИТЕРАТУРА

1. Архив КГАУК «Приморская государственная картинная галерея».

2. Личный архив автора. Текст интервью Ким Кён Ёла М.С. Суржику от 30.07. 2019 года в переводе Хон Ми Э с корейского языка.

3. Ким А., Ли Х.С., Хохлова Е., Черкашина Д. Корейское современное искусство: ориентирование на местности. Санкт-Петербург: ООО «Своё издательство», 2016. 121 c.

4. Ким Кён Ел. Персональная выставка. Живопись. Владивосток: Приморская картинная галерея, 1997. 24 с.

5. Климов Д. Корейский художник припал к источнику русского Вдохновения // Владивосток. 1997. 30 окт. С. 2.

6. Курочкина Т. Подарок любителям живописи // Утро России. 1997. 24 окт. С. 3.

7. Марков В. Республика Корея. Традиции и современность в культуре второй половины XX века. Взгляд из России. Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 1999. 446 с.

8. Марков В. Искусство Республики Корея второй половины XX века. Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 2002. 340 с.

9. Нескоблинова О. Ким Кён Ёл – синтез Востока и Запада // Красное Знамя. 1997. 21 окт. С. 3.

10. Нескоблинова О. Ким Кён Ёл. «Вся моя душа – в моих картинах» // Красное знамя. 1997. 28 окт. С. 4.

11. Kim, Kyong-Yeoul Real Kim. Seoul, Galerie BHAK, 2012. 24 p.

12. Kim Kyoungyeol. Seoul, NEMO, 2016. 48 p.

13. Real Kiм. Seoul, Gallerv Sang, 1998. 16 p.

14. Real Kiм. Tokyo, Gallery Bijutsu Sekai, 2003. 36 p.

15. Real Kim, Artist Book vol. 2. Tokyo, Asian Art City, 2007. 32 p.

Библиографическое описание для цитирования:

Варламова Л.И. История открытия первой выставки из Республики Корея в Приморской государственной картинной галерее // Искусство Евразии [Электронный журнал]. 2021. № 4 (23). С. 74–85. DOI: https://doi.org/10.46748/ARTEURAS.2021.04.006.


© Варламова Л.И., 2021

Статья поступила в редакцию 06.10.2021; одобрена после рецензирования 05.11.2021; принята к публикации 08.11.2021.