Об особенностях коллекции икон семьи Поносовых в собрании Приморской государственной картинной галереи

УДК 7.03

DOI 10.46748/ARTEURAS.2020.03.006

Орлова Евгения Васильевна. Журнал ЕВГЕНИЯ ОРЛОВА

Статья посвящена обзору коллекции старообрядческих икон семьи Поносовых в собрании Приморской государственной картинной галереи. Цель исследования — обозначить проблемы атрибуции произведений, выявить преобладающие сюжеты икон. Иконы представляют собой синтез богословских, литературных и изобразительных источников. В статье отмечены общие для всех старообрядческих икон особенности, позволяющие отделить их от произведений официального церковного искусства. Выводы статьи позволят соотнести общие для старообрядческой иконописи темы с присущими конкретной семье духовными и эстетическими потребностями.


Ключевые слова: иконы; атрибуция; подписные иконы; невьянская иконописная школа; Урал; старообрядцы; благочестие; коллекция А. Поносова; Приморье.

«Своеначальный, жадный ум, —

Как пламень, русский ум опасен

<…> Он здраво мыслит о земле,

В мистической купаясь мгле…»

[Вячеслав Иванов. Русский ум. 1890].

Введение

В 2020 году отмечается 400-летие со дня рождения протопопа Аввакума Петрова [5], виднейшего религиозного деятеля российской истории Нового Времени — идеолога церковного раскола, внесшего благодаря автобиографическому сочинению «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное» значительный вклад в развитие русскоязычной литературы и философской мысли. (Эпиграф к статье, как представляется автору, передает непреклонный характер протопопа Аввакума и его последователей. — Прим. авт.).

Наследие мятежного протопопа не чуждо и Приморскому краю. И Приморская государственная картинная галерея отметит это событие выставкой старообрядческой иконописи «Цветник Духовный. К 400-летию со дня рождения протопопа Аввакума».

Ко времени появления старообрядцев на Дальнем Востоке в середине XIX века уже произошло основное разделение старообрядчества на согласия и толки [15]. Исследователь приморского старообрядчества Вера Васильевна Кобко приводит следующие статистические данные: «за 1909 год констатировали в Приморской области старообрядческих поселений — 17  (605 семей, 3573 души); приемлющих священство — 2 селения (149 семей, 908 душ) <…> По статистическим сведениям 1912 года, в Ключевской волости числилось 750 душ староверов часовенного согласия, 65 — поморского, 40 — белокриницкого. Цифры отчетов вряд ли отражали реальное количество старообрядцев в крае, но в целом по ним можно судить о количественном соотношении между основными старообрядческими толками» [9].

Зимой 1897–1898 гг. старовер часовенного толка Афанасий Поносов из Сучанской долины основал хутор Ново-Сионский (иногда встречается название «поселение Поносова»), в настоящее время с. Глазковка, Лазовского района, Приморского края [8]. «Участок земли, который отвели Поносову, составлял 400 десятин»; «у него был двухэтажный дом <…> на каменном фундаменте, <…> многочисленные хозяйственные постройки, кузница, бондарная, мельница, оранжерея, библиотека (Староверы собирали старопечатные книги, созданные еще до раскола, и те, что были отпечатаны в старообрядческих книгопечатнях в точном соответствии с древними образцами. К сожалению, библиотека семьи Поносовых в настоящий момент недоступна для автора статьи. — Прим. авт. ) и молельный дом; <…> был прорыт канал, а на реке поставлены плотина со шлюзом»; Поносов имел оленепарковое хозяйство, «четыре большие шаланды, рыбачьи лодки, невода и снабжал морепродукцией Сучанскую долину» [8]. Собирание икон семьей Поносовых шло в ногу с процессом трансформации быта крупной старообрядческой буржуазии в Центральной России.

Произведения из коллекции семьи А. Поносова (темперные иконы, оклады и меднолитая пластика) способны рассказать об узнаваемом художественном языке искусства староверов.

Актуальность изучения коллекции икон семьи Поносовых состоит в том, что это собрание имеет ряд необычных иконографий, дает представление о феномене старообрядчества в целом и о духовном мире отдельно взятой семьи. В свете мероприятий, проводимых по поводу 400-летия со дня рождения протопопа Аввакума, логично обратить внимание на обширный и часто совершенно неизученный пласт старообрядческой материальной культуры в музейных и частных коллекциях.

Иконой «древлего благочестия» в широком смысле слова является и весь старообрядческий быт в той своей части, которая связана с молитвой, уподобленной благоухающему цветами саду, где распустились благие помыслы и отсутствуют сорняки грязных мыслей (мотив сокровенного сада передается при помощи стилизованных изображений цветов, вьющихся побегов с листьями, пейзажей).

Краеведческие аспекты жизни староверов в Приморье освещены в публикациях В.В. Кобко [10], Ю.В. Аргудяевой [1] и др. несколько шире, чем художественное наследие приморских староверов, однако научные сотрудники картинной галереи — О.П. Святуха [14], В.В. Петухов [12], М.С. Сагадеева [13, с. 55], Л.И. Варламова [4] — предпринимали шаги в изучении коллекции Поносова.

Предметы были собраны Владивостокским краеведческим бюро в общине старообрядцев и из частной коллекции А. Поносова с. Глазковка в 1931 г. и поступили во Владивостокский государственный областной музей, а в 1966 г. переданы Приморской государственной картинной галерее (далее — ПГКГ) [12].

В.В. Петухов отметил проблематику в изучении коллекции, связанную со скудными данными отчетов Бюро краеведения и неоднородностью произведений, указал на сомнительность старообрядческого происхождения для некоторых предметов (например, некоторые иконы XIX в. выполнены в академической манере живописи) и сделал предположение, что в перечень собранных изделий, внесенных в опись от 1931 г., могли быть включены предметы из других мест, что затрудняет выявление точного количества икон, которые действительно могли принадлежать семье Поносовых [12]. В описи перечислено 78 позиций, среди них — «“Медная коробка с мощами”, “Крест литой с эмалью”, “Икона в серебряном окладе”, “Бронзовые литые иконы”, “Четки молитвенные (холщовые)” и т.  д.» [12].

Произведениям меднолитой пластики старообрядцы приписывали особенную богоугодность как созданным из очищенного огнем материала, полностью отстраненного от скверны мира. Меднолитые складни, образки, кресты-распятия возникли задолго до раскола, но особое распространение получили в молитвенной практике староверов в силу своей компактности, легкости перемещения, нетребовательности к условиям хранения.

Научная новизна данной статьи состоит в предварительной атрибуции произведений, выявлении преобладающих сюжетов икон, уточнении их названий. Опись, выполненная в 1931 г., нуждается в уточнении и правильном научном описании собранных предметов, так как она «…является свидетельством отсутствия знаний иконографии и техники живописи у людей, ее составивших. На обратной стороне ряда икон, на бумажных наклейках в графе “техника” значится: “масло, лакокраски”, неверно даны названия икон и иконографические изводы» [12, с.  151].

В собрании Приморской государственной картинной галереи насчитывается 145 икон общей хронологией XVI–XX вв., из которых семейное собрание Поносовых занимает 76 икон. Преобладают иконы уральского направления, но также можно выделить признаки Поволжья и подгруппу с живописными приемами, которые могли быть использованными как на Урале, так и в Центральной России.

Цель статьи — ввести в научный оборот произведения из запасников галереи, пробудить интерес научного сообщества к изучению старообрядческих икон в коллекциях региональных музеев с возможностью сопоставления произведений, что в свою очередь может иметь практическую значимость: проведение научных семинаров междисциплинарного характера по изучению, экспонированию, хранению, реставрации старообрядческих икон и обмену межмузейными выставочными проектами.

Исследование было проведено методом формально-стилистического анализа.

В основной части статьи выделено несколько вариантов подхода к изучению иконописного собрания семьи Поносовых: 1) иконы с датирующей надписью; 2) иконы с яркими сюжетными особенностями, свойственными староверам; 3) иконы с явными признаками невьянской школы; 4) иконы с образами патрональных святых (небесных покровителей); 5) древние иконы (семейные реликвии?); 6) иконы, чья принадлежность к коллекции Поносова вызывает сомнение.


Результаты исследования


I. Иконы с датирующей надписью

Несколько икон с датирующей надписью дают представление о хронологических рамках собирания коллекции. Живопись указанным датам вполне соответствует, но состояние сохранности произведений (грубые поздние поновления, в том числе маслом; загрязнения, потемнение олифы, сколы и т. п.) затрудняет атрибуцию.

Двухстворчатый складень «Благовещение и Сретение» (Ж-225) имеет датирующую надпись на лузге створок: «писаны с[вя]т[ы]и евлалии в лето от создания мира ЅТА м[е]c[я]ца ноября в ка день совершишася» и означает, что работа над иконой была завершена 21 ноября (по старому стилю) 7301 года от сотворения мира, что соответствует 1792/1793 году (в зависимости от правил пересчета, год начинается с сентября) [11].


Благовещение и Сретение. Журнал

Мастерская Богатыревых. Двухстворчатый складень «Благовещение и Сретение». 1792 г. Дерево, левкас, темпера. 58,6 × 33,4 × 1,9. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-930. Ж-225. Фотограф С.В. Кирьянов.

Благовещение и Сретение. Журнал

Фрагмент иконы «Благовещение и Сретение» с датирующей надписью. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-930. Ж-225. Фотограф С.В. Кирьянов.

Благовещение и Сретение. Журнал

Фрагмент иконы «Благовещение и Сретение» с датирующей надписью. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-930. Ж-225. Фотограф С.В. Кирьянов.

На иконах Богородицы «Корсунская» (Ж-332) и «Казанская» (Ж-333) датирующие надписи «от создания мира», соответствующие 1801 и 1800 гг.


Богоматерь «Корсунская». Журнал

Неизвестный мастер. Богоматерь «Корсунская». 1801 г. Дерево, левкас, темпера. 12 × 9,6 × 1,8. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-1034. Ж-332. Фотограф С.В. Кирьянов.

Богоматерь «Корсунская». Журнал

Фрагмент иконы Богоматерь «Корсунская». Датирующая надпись на нижнем поле. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-1034. Ж-332. Фотограф С.В. Кирьянов.

Богоматерь «Казанская». Журнал

Неизвестный мастер. Богоматерь «Казанская» с ангелом-хранителем и мученицей Ириной (?). 1800 г. Дерево, левкас, темпера. 16,5 × 14 × 2. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-1036. Ж-334. Фотограф С.В. Кирьянов.

Богоматерь «Казанская». Журнал

Фрагмент иконы Богоматерь «Казанская». Датирующая надпись на нижнем поле. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-1036. Ж-334. Фотограф С.В. Кирьянов.

На иконе Ж-467 имеется надпись на церковнославянском языке «Царь царем, Бог богов» и датирующая надпись буквенными обозначениями цифр, в переводе на современный русский язык: «Написан этот святой образ в лето от создания мира 7331 месяца декабря в 10 день сделан (10 декабря 1823 г.)».


Царь царем, Бог богов. Журнал

Неизвестный мастер. «Царь царем, Бог богов». 1823 г. Дерево, левкас, темпера. 55 × 45 × 3. Приморская государственная картинная галерея. Ж-467. Фотограф С.В. Кирьянов.

Царь царем, Бог богов. Журнал

Фрагмент иконы «Царь царем, Бог богов». Датирующая надпись в картуше на нижнем поле. Приморская государственная картинная галерея. Ж-467. Фотограф С.В. Кирьянов.

На иконе Ж-224 «Распятие Христово с избранными святыми на полях, с врезным меднолитым киотным крестом “Распятие Христово с предстоящими и избранными праздниками”» датирующая надпись: 7401 го(да) ма(рта?) IЗ сове(ршися). IЗ — не тринадцать, а 17 (вместо правильного ЗI) = 17 марта 1893 года.

Интересно, что появление атрибуционной характеристики в картуше как бы уравновешивается молитвенным текстом, прославляющим Крест Господень.

Если бы датирующей надписи на Ж-224 не было, возможно было предполагать более раннюю дату, наподобие середины — второй половины XIХ века, следовательно, в 1890-е годы уральские иконописцы продолжали писать подобные этой иконы с мелкими фигурками, условными облачками, невнятными картушами.

Карандашом на обороте имеются приписки с датами именин: Афанасий (12 апреля), Елизавета (5 сентября), Александр (6 ноября).


Распятие Христово. Журнал

Неизвестный мастер. «Распятие Христово с избранными святыми на полях, с врезным меднолитым киотным крестом “Распятие Христово с предстоящими и избранными праздниками”». 1893 г. Дерево, левкас, темпера. 35,3 × 29,8 × 2,9. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-929. Ж-224 Фотограф С.В. Кирьянов.

Распятие Христово. Журнал

Фрагмент иконы «Распятие Христово с избранными святыми на полях, с врезным меднолитым киотным крестом “Распятие Христово с предстоящими и избранными праздниками”». Датирующая надпись в картуше на нижнем поле. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-929. Ж-224. Фотограф С.В. Кирьянов.

Распятие Христово. Журнал

Оборот иконы «Распятие Христово с избранными святыми на полях, с врезным меднолитым киотным крестом “Распятие Христово с предстоящими и избранными праздниками”». Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-929. Ж-224. Фотограф С.В. Кирьянов.

Распятие Христово. Журнал

Фрагмент оборота иконы «Распятие Христово с избранными святыми на полях, с врезным меднолитым киотным крестом “Распятие Христово с предстоящими и избранными праздниками”». Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-929. Ж-224. Фотограф С.В. Кирьянов.

Таким образом, в коллекции семьи Поносовых из собрания ПГКГ при визуальном осмотре выявлено пять икон с датирующей надписью и установлены хронологические рамки от 1792 до 1893 года (конечно, бывает, что на относительно ранней иконе появляется датированная поновительская надпись, но это может определить компетентный реставратор темперной живописи. — Прим. авт.).


II. Иконы с яркими сюжетными особенностями

На иконах из собрания семьи Поносовых есть запрещенные официальной церковью сюжетные особенности, свойственные старообрядческой иконе: София Премудрость Божия (ангел со скрещенными на груди руками (как причастник), облаченный в царский хитон и в восьмиконечной короне), пророк Илия в «огненном восхождении». Наиболее интересен архангел Михаил «грозных сил воевода» (летящий на крылатом коне огненный всадник) с изображением на поле мученика Христофора-Псеглавца — «иконы “с песьею главою” вместе с некоторыми другими “спорными” иконографическими сюжетами были официально запрещены распоряжением Святейшего Синода от 1722 года как “противные естеству, истории и самой истине”» [16].


Архангел Михаил . Журнал

Неизвестный мастер. Архангел Михаил «грозных сил воевода» с избранными святыми. XIX век. Дерево, левкас, темпера. 33 × 29,9 × 2,8. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-933. Ж-229. Фотограф С.В. Кирьянов.

Архангел Михаил. Журнал

Фрагмент иконы Архангел Михаил «грозных сил воевода». Изображение мученика Христофора-Псеглавца. Приморская государственная картинная галерея. ПКГ КП-933. Ж-229. Фотограф С.В. Кирьянов.

Надписание аббревиатуры имени Иисуса Христа было камнем преткновения для староверов и «никонианской Церкови»: «патриарх Никон ввел написание имени Христа как Иисус и, следовательно, надпись на иконах “IИС. ХС.”. Единственно правильным для староверов является написание имени Христа как “Исус” и аббревиатуры “IС. ХС.” <…> Отличие символов евангелистов на старообрядческих и никонианских иконах: символом Mapкa у старообрядцев является орел, а Иоанна — лев, на православных иконах посленикoнoвcкoго периода — наоборот. Кроме того, старообрядческие иконописцы продолжали в соответствии с древней русской традицией изображать евангелистов в виде животных, что было категорически запрещено православной церковью в 1722  г.» [3, с. 285]. На иконах «Неопалимая Купина» и «Новозаветная Троица» [3] из собрания Поносова различие старообрядческой традиции с «никонианской» в символах евангелистов хорошо видно.

Наряду с двоеперстием отличительной чертой старообрядческих икон является и то, что «на маковках церквей всегда изображаются только восьмиконечные кресты» [3, с. 285].


III. Невьянская икона

Большинство исследователей склоняются к тому, что уральская иконопись начинает проявлять характерные черты в 1730-х  гг., когда староверы из районов, пограничных с Польшей (с Ветки и из Стародубья), присоединились к ранее переселившимся на Урал из центра России (из Тулы), с Поморья (из Олонца), с Верхней Волги и Керженца [6, с. 344–349].

Отличительные черты невьянской иконы [2, с. 23–25.]: шпонки торцевые, сплошное золочение, сильные высветления. Это хорошо видно на трехстворчатом складне из собрания Поносова «Апостол Иоанн Богослов, Иоанн Предтеча-Ангел Пустыни и мученица Татиана».

Из школы Ветки в невьянскую школу перешли «растительные орнаменты из листьев и цветов, а также картушей с надписями <…> с применением техник “цировки” и “цвечения золота”. <…> Цветы, розы и букеты, ветви с листьями, имитация листьев аканта, виноградная лоза, гирлянды» [7, с. 277] — образ эдемского сада.

На иконах из собрания Поносова «Похвала Богородицы» и «Царь царем» образ сада проявлен наиболее полно, кроме того размер иконы «Похвала Богородицы» позволяет сделать предположение о том, что она могла быть предназначена для местного ряда иконостаса.


IV. Иконы с образами патрональных святых (небесных покровителей)

Важное место в доме старовера занимает красный угол с иконостасом. «Название “домовой иконостас” закрепилось и за иконами с литыми врезками» [3, с. 286]: в собрании галереи икона «Распятие Христово с избранными святыми на полях, с врезным меднолитым киотным крестом “Распятие Христово с предстоящими и избранными праздниками”» является «домовым иконостасом» семьи Поносовых. К образам небесных покровителей можно отнести небольшую икону «Ангел-хранитель со святыми Ануфрием и Агафией».

Можно выделить, что в коллекции Поносова чаще встречаются образы «Трех святителей Вселенских» (Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста), великомученицы Парасковии, Екатерины и Варвары, мученика Уара и мученицы Феклы (им молятся, когда человек умер без покаяния).


V. Древние иконы

В коллекции Поносова имеются иконы XVII века, написанные незадолго до церковного Раскола или после него. Это иконы: «Троица Ветхозаветная» (большого размера, скорее всего из местного ряда иконостаса), «Видение Богородицы Сергию Радонежскому, «пядница» (икона размером с ладонь) «Семион Богоприимец», «Деисус», «Смоленская». В этой группе икон примечателен образ преподобного Паисия (возможно, 1-я половина XVII века, Русский Север (?) или Вологда  (?)). Преподобного Паисия Великого почитали в старообрядческих кругах как защитника от внезапной смерти без покаяния, поэтому изображений довольно много на старообрядческих иконах XIХ в., но не исключено, что при поновлении могли переименовать одного из русских Паисиев (Угличский, Галичский) в более известного Паисия Великого.

Икона «Деисус» с припадающими русскими святыми — Димитрием Прилуцким, ярославскими князьями Феодором, Давидом и Константином (Феодор при поновлении превратился в Феодосия) — тоже записанное (середина XVII века  (?), Вологда  (?)) произведение.

Иконы такого формата и сюжета — Деисус с дополнительными персонажами — обычно помещали над дверями церквей, там обычно присутствуют те святые, которым посвящен храм.


VI. Иконы, чья принадлежность к коллекции Поносова вызывает сомнение

Иконы большого размера — архангел Михаил, Георгий Победоносец, мученица Акилина — написаны в Центральной России в академической манере, явно предназначались для иконостасов «официальной» церкви.


Обсуждение результатов

Конечно, данная статья носит обзорный характер и лишь в общих чертах описывает коллекцию, но в ходе исследования обнаружено, что коллекция богата интересными иконографиями, разнообразна по художественным центрам и хронологии. Иконы нуждаются в раскрытии.

С достаточной долей уверенности в собрании А. Поносова можно определить, что из двадцати двух икон Богородицы преобладает тип Одигитрии, из богородичных иконографий — «Всех скорбящих радость» и «Утоли моя печали», три гимнографические: «О, Всепетая Мати», «Похвала Богородицы» и «Достойно есть…»; пять икон Иисуса Христа; четыре иконы Николы, три иконы Софии Премудрости Божией; три иконы Деисуса (один из них — «Неделя»); две иконы Иоанна Предтечи в иконографии «Ангел Пустыни»; две иконы Святой Троицы; три складня; остальное — святые, среди которых преобладают образы ангела-хранителя, Николая Чудотворца, Сергия Радонежского.


Выводы

Иконы семьи Поносовых в собрании Приморской государственной картинной галереи, выполненные в соответствии с позднесредневековыми канонами и преобладающим художественным стилем невьянской школы, — это выражение материальной и духовной культуры староверов Приморья, которое показывает живой интерес к истории икон и к самим себе как к носителям родовой постпамяти.

Собирание икон семьей Поносовых было мотивировано как личными религиозными мотивами, так и выявлением свойств той или иной иконы как памятника отечественной истории и художества.


ЛИТЕРАТУРА

1. Аргудяева Ю.В. Старообрядцы на Дальнем Востоке России: этнокультурное развитие во второй половине ХIХ – начале ХХ в.: автореф. дис. … докт. истор. наук. Москва: [Б. и.], 2002. 58 с.

2. Бусева-Давыдова И.Л. Невьянская иконопись среди других старообрядческих иконописных центров // Невьянского письма благая весть. Невьянская икона в церковных и частных собраниях. Екатеринбург: ОМТА, 2009. 312 с.

3. Быкова Е.В. Проблемы атрибуции старообрядческой иконы (из частных и музейных коллекций Кировской области) // Старообрядчество: история и современность, местные традиции, русские и зарубежные связи: материалы VI международной научно-практической конференции (07.08.2015 – 08.08.2015, Улан-Удэ) / под ред. А.П. Майорова, С.В. Васильевой. Улан-Удэ: Издательство Бурятского государственного университета, 2015. С. 282–290.

4. Варламова Л.И. К вопросу истории исследования коллекции русских икон в собрании Приморской государственной картинной галереи // Художественная жизнь Дальнего Востока России и стран Азиатско-Тихоокеанского региона: сб. материалов научно-практических конференций 2013-2016 / Приморская государственная картинная галерея; редакторы-составители Н.А. Левданская, Л.М. Кац. Владивосток: ЗАО  «ЛИТ», 2018. С. 10–14.

5. Выставка «Заповедная Русь» в Российской академии художеств // Искусство Евразии [Электронный журнал]. 2020. № 2 (17). С. 388–389.

6. Гончаров Ю.А., Гончарова Н.А., Губкин О.П., Казаринова Н.В., Рунева Т.А. (авт.-сост.). Уральская икона. Живописная, резная и литая икона XVIII – начала XX в. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 1998. 352 с.

7. Гребенюк Т.Е. Ветковская икона // Старообрядчество в России (XVII – XX вв.): Сборник научных трудов, Вып. 3 / Отв. ред. Е.М. Юхименко. М.: Яз. славянской культуры (ЯСК), 2004. С. 274–290.

8. История и современное состояние Лазовского района // Территория: Приморский край [сайт]. URL: http://old.pgpb.ru/cd/terra/lazo/lazo05.htm (дата обращения: 19.08.2020).

9. Кобко В.В. Поиски истинной веры // Словесница Искусств [Электронный журнал]. 2005. № 1 (15). С. 62–67. URL: https://www.slovoart.ru/node/2033 (дата обращения: 15.07.2020).

10. Кобко В.В. Старообрядцы Приморья: история, традиции (сер. XIX в. – 30 гг. XX в.). Владивосток: Издательство Приморского полиграфкомбината, 2004. 214 с.

11. Орлова Е.В. К исследованию о принадлежности двустворчатого складня «Благовещение и Сретение» (Ж-225) из собрания Приморской государственной картинной галереи мастерской невьянских иконописцев Богатыревых // Художественная жизнь Дальнего Востока России и стран Азиатско-Тихоокеанского региона: сб. материалов научно-практических конференций 2017–2019 / Приморская государственная картинная галерея; редакторы-составители Н.А. Левданская, Л.М.  Кац. Владивосток: ЗАО  «ЛИТ», 2020. С. 69–74. (В печати).

12. Петухов В.В. История коллекции древнерусской живописи Владивостокского государственного музея (1930-е гг.) // Россия и АТР. 2007. № 1 (55). С.  150–152.

13. Сагадеева М. С. Невьянская икона в собрании Приморской государственной картинной галереи // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2008. № 1. С. 54–55.

14. Святуха О.П. Иконы из собрания Поносова в собрании древнерусской живописи Приморской картинной галереи // Старообрядчество в Сибири и на Дальнем Востоке: история и современность. Местные традиции. Русские и зарубежные связи: материалы II междунар. науч. конф. 6–10 сент. 1999 г. Владивосток: Изд-во ДВГУ, 2000. С. 112.

15. Старообрядческие согласия // Всемирный союз староверов «Русская Вера» [сайт]. URL: https://ruvera.ru/soglasiya (дата обращения: 01.08.2020).

16. Тарасов О.Ю. Икона и благочестие: Очерки иконного дела в императорской России. М.: Прогресс, Традиция, 1995. 496 с.

Библиографическое описание для цитирования:

Орлова Е.В. Об особенностях коллекции икон семьи Поносовых в собрании Приморской государственной картинной галереи // Искусство Евразии [Электронный журнал]. 2020. № 3 (18). С. 69–82. DOI: https://doi.org/10.46748/ARTEURAS.2020.03.006. URL: https://eurasia-art.ru/index.php/art/article/view/60


Статья поступила в редакцию 19.08.2020.