Татуировки алеутов: инструменты, краски, орнамент, смыслы

Научная статья

УДК 7.048/397

DOI 10.46748/ARTEURAS.2023.03.003

... Ирина Понкратова ... ЛЮДМИЛА ЛБОВА ... Любовь Лебедева

Традиция декорирования тела является одной из древнейших смысловых практик в истории человечества. В статье предлагается реконструкция традиции татуировок у алеутов, одного из древнейших народов Северной Пацифики. В научный оборот вводятся материалы коллекции, собранной И.Г. Вознесенским (фонды МАЭ имени Петра Великого РАН (Кунсткамеры)), а также этнографические описания и археологические данные. Анализ инструментария для татуировок показал особое отношение к этим предметам, их статус и значимость процедуры. На основе анализа инструментов, красящих пигментов, орнамента выявлены особенности татуирования у алеутов. В качестве краски после предварительной обработки использовались уголь, белая известь, медная руда, кровь. Этнографические материалы показывают, что для нанесения татуировок у алеутов служили голова, туловище, нижние и верхние конечности; особое внимание вызывают орнаментальные зоны — лицо (щеки, подбородок), передняя часть предплечья, спина, руки и ноги. Основные виды орнамента — геометрический, предметный, зооморфный и растительный. Предложена гипотеза понимания процесса татуажа как одного из ключевых традиционных элементов культуры у населения коренных жителей Тихоокеанского побережья Азии и Америки. Современные алеуты отказались от татуировок на лице и теле, но в то же время ряд проектов, реализуемых в Канаде и США, направлен на сохранение традиций татуировки.

Ключевые слова: Тихоокеанский регион, алеуты, татуировка, инструментарий, красящие пигменты, орнаментальные мотивы, композиции, культурная традиция

Введение

Алеуты — коренные жители Тихоокеанского побережья Азии и Америки [1; 2], их численность составляла в XVIII веке около 15 тысяч человек; в 1800 году население сократилось до 2 тысяч [3]. Сегодня алеуты проживают в России на Командорских островах (остров Медный и остров Беринга), в США — на Аляске и Алеутских островах.

Исследование традиционной культуры алеутов началось с открытием Алеутских островов Великой Северной экспедицией в 1741 году. Благодаря К.Г. Мерку [4], Ф.А. Кулькову [5], И.Г. Вознесенскому [6; 7], И.И. Биллингсу и Г.А. Сарычеву [8; 9], Ю.Ф. Лисянскому [10], И.Г. Георги [11] и другим получены не утратившие актуальности для современных исследований уникальные материалы, которые описывались позже Р.Г. Ляпуновой [1; 5; 12]. Следует отметить каталог, составленный С.А. Корсуном [13]. Часть артефактов демонстрируется на сайте МАЭ РАНi Алеуты. Коллекция онлайн. [Электронный ресурс]. URL: https://collection.kunstkamera.ru/entity/ALBUM/1242134594 (дата обращения: 10.02.2023)..

Как многие народы Северной Пацифики, алеуты обладали удивительным искусством декорирования тела. Используя разнообразные красящие пигменты, в качестве инструментов — перья, фигурки из кости и другие, они орнаментировали предметы быта (кухонную утварь, спицы, катушки для ниток, сумки, корзины и пр.), охотничье-промысловое снаряжение (гарпуны, байдарки, копья, дубинки, весла, поплавки, ловушки для животных, стрелы и пр.), игрушки (погремушки, фигурки), одежду и пр. [13 и др.].

Особое значение имели наносимые на лицо и тело татуировки, изучение которых составляет предмет наших изысканий и определяет цель нашего исследования, которая заключается в реконструкции процесса нанесения несмываемых рисунков на тело.


Материалы, методы и результаты

В фондах Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) (далее — МАЭ РАН) нами изучалась коллекция инструментов для татуировки (МАЭ № 2868), собранная И.Г. Вознесенским в 1844 году на о. Атка [13] (табл. 1; рис. 1). При описании орнамента татуировок алеутов использовались принципы классификации, ранее апробированные на орнаментальных композициях татуировок народов Северной Пацифики [14]. В число источников исследования вошли и этнографические полевые описания [4; 9; 11; 16], возможность использования которых обусловлена сохранением традиционного образа жизни алеутов вплоть до начала XX века.

1. Инструменты для татуировки

Согласно этнографическим описаниям XVIII века, алеуты при нанесении татуировок использовали иглы из костей чаек [4, с. 72] и рыб [11, с. 89]. В XIX веке для этих целей применяли металлические иглы [13, с. 340].

В коллекции МАЭ РАН инструменты для татуировки алеутов (кикивик) представлены металлическими иглами с рукоятями (2 экземпляра) и рукоятями без металлических острий (5 экземпляров).


Таблица 1. Инструменты для татуировки алеутов (кикивик). Искусство Евразии, журнал об искусстве

Таблица 1. Инструменты для татуировки алеутов (кикивик) из коллекции МАЭ имени Петра Великого (Кунсткамеры)

В.В. Заварицкий. Страсти господни. Роспись потолка Большого зала Св. Вознесенского монастыря, г. Сызрань. Искусство Евразии, журнал об искусстве

Рис. 1. Коллекция инструментов для татуировки, собранная И.Г. Вознесенским в 1844 году на о. Атка (из фондов МАЭ № 2868):
1, 3 — иглы с рукоятью,
2, 4–7 — рукояти для игл (фото И.Ю. Понкратовой)

1. Металлическая игла с рукоятью из моржового клыка (МАЭ № 2868-27). Навершие рукояти выполнено в виде хвоста кита — объекта морской охоты алеутов [13, с. 60]. В верхней части рукояти выгравированы две концентрические черные полосы. Игла из железа размером 1,2 × 0,1 см прикреплена к рукояти тонкими сухожилиями (табл. 1, № 1; рис. 1.1).

2. Рукоять иглы из моржового клыка (МАЭ № 2868-55) украшена фигуркой лежащего на спине калана — основного для алеутов в XIX веке промыслового морского животного [13, с. 60]. Глазки, рот, лапки выгравированы черным цветом (возможно, сажей или углем). Железная игла, вероятно, была утеряна — от нее в нижней части рукояти сохранился след металла (табл. 1, № 2; рис. 1.2).

3. Металлическую иглу с рукоятью из моржового клыка (МАЭ № 2868-56) украшает фигурка птицы, глаза и тело которой выгравированы пигментом черного цвета. Судя по форме и раскраске тела, можно предположить, что это изображение куропатки в летний период. На самой рукояти имеются круги с точкой в центре, которые в верхней ее части тонкой линией соединены с концентрической полосой. Рисунки также выполнены в технике гравировки. Металлическая игла размером 1,0 × 0,1 см, как и в первом случае, прикреплена к рукояти сухожилиями (табл. 1, № 3; рис. 1.3).

4. Рукоять для иглы (МАЭ № 2868-60) изготовлена из клыка моржа, декорирована фигуркой птицы — возможно, птенца сизокрылой чайки (Larus glaucescens), и точками черного цвета (глаза, тело, хвост). Гравированные точки черного цвета украшают рукоять в верхней ее части (табл. 1, № 4; рис. 1.4). Игла утеряна, но сохранились сухожилия, крепившие ее к рукояти.

5. Навершие рукояти для иглы (МАЭ № 2868-57) выполнено из клыка моржа в виде фигурки куропатки, на которую алеуты охотились поздней осенью и зимой [15, с. 191]. В этот период куропатка меняла цвет с пестро-коричневого и серого на белый. Глаза и хвост птицы, а также круги с точкой в центре и три концентрические полосы выгравированы черным пигментом. Тело птицы белое. Игла утеряна (табл. 1, № 5; рис. 1.5).

6. Рукоять для иглы (МАЭ № 2868-58) изготовлена из клыка моржа и украшена фигуркой птицы, хвост которой выгравирован пигментом черного цвета. Возможно, что это изображение морской птицы топорка (Fratercula cirrhata?), на которую также охотились алеуты. Рукоять декорирована гравированными черной краской или углем четырьмя замкнутыми полосами. Между второй и третьей полосами расположено пять коротких насечек (табл. 1, № 6; рис. 1.6).

7. Изготовленная из клыка моржа рукоять для иглы (МАЭ № 2868-59) украшает объемное изображение человеческой руки, вероятно, в перчатке или это «женское орудие — палка-копалка» [13, с. 340]. Точки и полосы на большом пальце и запястье выгравированы черным цветом. По раструбу перчатки нанесен орнамент в виде двух концентрических полос и точек (табл. 1, № 7; рис. 1.7).

На кончиках игл, по мнению ряда исследователей, сохранились следы краски [12, с. 48; 13, с. 340]. Изучение металлических игл неразрушающим методом рентгенофлуоресцентного анализа (РФА) и химического состава с помощью прибора Olympus Vanta С pXRF в режиме GeohimExtra (аналитик м. н. с. Г.К. Данилов, МАЭ РАН) не позволило определить состав красящих пигментов, что, возможно, связано с консервацией экспонатов, выполненной для сохранения музейной коллекции.

Хранили металлические иглы алеуты в украшенных зооморфными и антропоморфными фигурками футлярах из клыка моржа [12, с. 48; 13, с. 340].

2. Краски для татуировок

В качестве красителя для татуировки алеуты использовали черный уголь, белую известь (алеуты на о. Кадьяк): «Обе земляные породы обжигали, растирали на камне в муку и хранили отдельно в мешочках, завязанных ремнем из мягкой кожи». Использовали медную руду, которая после измельчения в «тончайший порошок» смешивалась с жиром и завязывалась в кусок кишки (алеуты на о. Уналашка) [4, с. 72–73]. Делали «чернила» и из елового угля, который смешивали с кровью, получая на теле темно-синий цвет. Краску вносили, подняв острием иглы кожу так, чтобы выступила кровь [16, с. 222–223].

3. Орнамент татуировок

Формализованный анализ орнамента позволил констатировать следующие особенности процедуры: орнаментальным полем для нанесения татуировок у алеутов служили голова, туловище, нижние и верхние конечности; орнаментальными зонами — лицо (щеки, подбородок), передняя часть предплечья, спина, руки и ноги [4, с. 67, 85, 90; 8, с. 140–141; 16, с. 222–223].


Орнаментальные композиции татуировок у алеутов. Искусство Евразии, журнал об искусстве

Рис. 2. Орнаментальные композиции татуировок у алеутов (по: [4; 11]i См. также: Этнографическая графика М. Тиханова из кругосветного плавания В.М. Головнина на шлюпе «Камчатка» (1817–1819) // Музей Академии художеств. Коллекции онлайн. URL: https://collection.artsacademymuseum.org/entity/ALBUM/3994315 (дата обращения: 03.02.2023).).

Орнаментальные композиции представлены взаимным расположением элементов орнамента: линии и пунктиры, фигуры в виде «лопаток», «скребков»i Там же..

По видам орнамента выделены:
– геометрический (точки, горизонтальные, вертикальные, волнистые полосы, полукруги, круги, квадраты, прямоугольники) (рис. 2.1–2.7, 2.14, 2.15),
– зооморфный (птицы) (рис. 2.8),
– растительный (цветы) (рис. 2.9–2.12) [11, с. 88–89],
– предметный в виде лодок (байдар) на подбородке и руках (рис. 2.13) [4, с. 73; 18, с. 195].

Прослеживается сходство мотивов орнамента татуировок алеутов с рисунками на других изделиях (например, на головных уборах и посуде) [14].

4. Смыслы алеутских татуировок

Древнейшие практики модификации тела человека, несомненно, связаны с ранними формами символического поведения, стремлением к самоидентификации как отдельных личностей, так и целых сообществ. Модификация мягких частей тела (кожи, мочек ушей, щек, живота и т. п.) в разнообразных культурах проявляется многочисленными вариациями, которые сохраняются и до сегодняшнего дня не только в архаических и традиционных культурах, но и в современной. Несомненно, в каждом культурном варианте такие манипуляции с телом могут иметь различные значения и смыслы, понимаемые как носителями таких культур, так и их соседей. В алеутской культуре, судя по этнографическим материалам, спектр смыслов и значений не отличается особой оригинальностью.

Известно, что татуировка у девушек выполнялась на подбородке при достижении половой зрелости около 20 лет или позже. Затем татуировка на подбородке протягивалась дальше к ушам. Чтобы нравиться мужчинам, «красавицы окрашивали себе лицо соответственно их желаниям» [4, с. 85; 8, с. 140–141]. В рукописи соборного Иеромонаха Александро-Невской лавры Гедеона о татуировке жителей о. Кадьяк говорится о том, что несмываемые рисунки на теле у женщин считались знаком щегольства [16, с. 222–223]. Один из руководителей Северо-Восточной географической экспедиции 1785–1794 годов Г.А. Сарычев писал: «Мужчины лица своего не портят, но женщины, желая украшаться, чрезвычайно себя безобразят, и все одинаковым образом» [8, с. 140–141].

Татуировка отдельных частей тела использовалась алеутами и в медицинских целях, например, чтобы избавиться от «плохого настроения» [18] или в случаях головной боли, глазных расстройств, колик и люмбаго, чтобы облегчить боль в суставах [19, p. 29]. Антрополог Маргарет Лантис отмечала, что жители о. Атка «смоченной нитью, покрытой порохом (вероятно, в прежние времена сажей), прошивали защемленную кожу около ноющего сустава или поперек спины над болезненным участком» [20, p. 17].


Обсуждение результатов

В число ключевых задач входит выяснить, когда зародилась традиция татуировки у алеутов и какие изменения она претерпела. На вопрос «когда?» в данный момент не представляется возможным ответить однозначно.


Антропоморфная подвеска Хотык, уровень 2 (увеличение 7х). Искусство Евразии, журнал об искусстве

Рис. 3. Хронология тату (Северо-Тихоокеанский регион): 1 — маска из клыка моржа (культура Дорсет; 3500 л. н.)iMaskette. Canadian Museum of History. URL: https://www.historymuseum.ca/collections/artifact/1295533 (дата обращения: 03.02.2023).; 2 — каменное изваяние с выбитой на подбородке татуировкой, (около 1200–100 л. н.) (по: [24, p. 322]); 3 — женщина Уналашки (Джон Уэббер, 1741–1867 гг.; источник: Государственная библиотека штата Аляска); 4 — алеутка Аникья Прокофьева с острова Атту (1909 г.) (по: [25]); 5 — татуированная девушка, XXI векi Artist Website. URL: www.dionkaszas.com (дата обращения: 15.02.2023).

Наиболее древние свидетельства татуировки у народов Тихоокеанского региона зафиксированы при изучении каменных инструментов и красящих пигментов на Камчатке (стоянка Ушки V, 13,3 тыс. л. н.) [21; 22]. Маска человека из клыка моржа с татуировками на лице древнеберингоморской культуры Дорсет была изготовлена 3500 л. н.i Maskette. Canadian Museum of History (Указ. источник). (рис. 3.1). Традиции татуировки у народов этой культуры сохранялись и позднее, о чем свидетельствуют датируемые 1000–500 л. н. деревянные маски с рисунками на лицеi Masques dorsétiens. Canadian Museum of History. URL: https://www.historymuseum.ca/cmc/exhibitions/tresors/treasure/254eng.html (дата обращения: 04.02.2023).. Часты находки фигурок с прорезными рисунками на лице и теле на археологических стоянках древнеберингоморских культур Пунук и Оквик (700–500 л. н.)i Figure. Punuk. The Collection. The Michael C. Rockefeller Wing. URL: https://www.metmuseum.org/art/collection/search/314374 (дата обращения: 03.02.2023); Head, Old Bering Sea. The Collection. The Michael C. Rockefeller Wing. URL: https://www.metmuseum.org/art/collection/search/316643 (дата обращения: 01.03.2023)..

На Алеутских островах каменные изваяния с прорезными татуировками на лице датированы 1200–100 л. н. [23; 24] (рис. 3.2). Согласно этнографическим описаниям татуировки у алеутов широко практиковались в XVIII–XIX векахi Этнографическая графика М. Тиханова… (Указ. источник) и др. (рис. 3.3). Но в XX веке, вероятно, в связи с насаждением европейской культуры и запретом на традиционные виды деятельности, обычаи татуировки угасают. Так, на фотографиях алеутов, сделанных в начале XX века В. Иохельсоном [25], мы не встречаем рисунков на их лицах (рис. 3.4). Сегодня традиция татуировки возрождается, о чем свидетельствуют направленные на сохранение исторической памяти проекты в США и Канаде, например, «Indigenous Tattooing»i Indigenous Tattooing. Artist Profiles. [Электронный ресурс]. URL: https://www.indigenoustattooing.ca/ (дата обращения: 12.03.2023). (рис. 3.5).

Сходство мотивов орнамента татуировок алеутов с рисунками на изделиях характерно и для других народов Тихоокеанского региона. Например, в культуре лапито Полинезии прослежена связь декоративных композиций татуировок с орнаментикой керамического комплекса, маркирующего австронезийскую миграцию в Тихоокеанском бассейне 3500–2500 тыс. л. н. [26]. Высказана мысль о связи «с ритуальным комплексом, в котором человеческое тело выполняло роль источника многоплановой визуальной информации о его носителе и социальном контексте» [26, с. 6].

Одной из особенностей татуировки у алеутов является ее сочетание (дополнение) с пирсингом — другим видом модификации тела, при котором создаются проколы для ношения украшений. Возможно, что первыми такими украшениями у алеутов были лабретки из камня [27], позднее известны подвески из бус и бисераi Этнографическая графика М. Тиханова… (Указ. источник) и др. [18].


Заключение

Анализ изучаемых материалов позволил определить инструменты, которыми наносились рисунки на кожу, предположить состав красящих веществ, используемых в процессе их нанесения, выявить особенности орнаментального поля, зоны расположения татуировок и композиций декорированного участка в алеутской культуре. Считается, что у современных алеутов в отдельных этнических группах традиция татуирования сохраняется как элемент традиционной культуры.

В целом проведенное исследование наглядно демонстрирует, что татуировка у алеутов является одним из основных традиционных элементов культуры, появление которой можно датировать временем не менее 1200 лет назад, судя по данным об инструментарии в археологических комплексах сопредельных территорий, возможно, и намного ранее.

Предположительно, первоначально татуировки наносились органическими инструментами (кости птиц и рыб, XVIII век), которые в XIX веке были заменены металлическими иглами. Декорирование инструментов (рукоятей) из клыка моржа прорезным орнаментом, фигурками животных и птиц свидетельствует об особом статусе и значимости процедуры нанесения татуировки. Средняя длина инструментов — от 8,2 до 4,9 см, ширина — от 1,6 до 0,7 см. Металлические наконечники крепились к рукоятям сухожилиями. Рукояти изготавливались из клыка моржа. В качестве краски после предварительной обработки использовались уголь, белая известь, медная руда, кровь.

Основные смыслы татуировок у алеутов сводятся к украшению тела, демонстрации статуса персоны, реализации практики оберега, защиты от злых духов, психотерапии.

В числе перспективных направлений в изучении традиций татуировок алеутов можно наметить анализ археологических материалов для выявления следов использования и пигментов на орудиях из камня и других материалов. Для изучения орнаментального комплекса необходимо привлечь материалы этнографических коллекций с широким набором предметного ряда — посуды, сумок, лодок и др. Не менее актуально выявление связи оформления/украшения инструментов для татуировок с предметами быта и образом жизни алеутов — охотой на птиц и морских млекопитающих.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

1. Ляпунова Р.Г. Алеуты. Очерки по этнической истории. Л.: Наука, 1987. 225 с.

2. Dumond D.E., Knecht R. An early blade site in the eastern Aleutians // Recent Archaeology in the Aleut zone of Alaska / ed. by D.E. Dumond. Eugene, Oregon: University of Oregon Anthropological Papers, 2001. Vol. 58. P. 9–34.

3. Frohlich B., Hunt D.R., Birna J. Aleut mortuary practices. Re-interpretation of established Aleut burial customs // Вестник Санкт-Петербургского университета. История. 2019. Т. 64. Вып. 2. С. 499–524. https://doi.org/10.21638/11701/spbu02.2019.207.

4. Мерк К.Г. Этнографические материалы из рукописи К. Мерка, начатого 16 августа 1789 г. в Охотске // Этнографические материалы Северо-Восточной географической экспедиции: 1785–1795 гг. / сост. З.Д. Титова. Магадан: Книжное издательство, 1978. С. 59–97.

5. Ляпунова Р.Г. Новый документ о ранних плаваниях на Алеутские острова («Известия» Фёдора Афанасьевича Кулькова 1764 г.) // Страны и народы Востока. Выпуск XX. Страны и народы бассейна Тихого океана. Кн. 4 / ред. Д.А. Ольдерогге. М.: Наука, 1979. С. 97–105.

6. Алексеев А.И. Илья Гаврилович Вознесенский (1816–1871) / отв. ред. А.П. Окладников. М.: Наука. 1977. 152 с.

7. Феклова Т.Ю. Экспедиция препаратора Императорского Зоологического музея Академии наук И.Г. Вознесенского в русские владения в Америке // Вопросы истории естествознания и техники. 2010. № 1. С. 42–54.

8. Сарычев Г.А. Путешествие по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану. М.: Государственное издательство географической литературы, 1952. 325 с.

9. Этнографические материалы Северо-Восточной географической экспедиции: 1785–1795 гг. Магадан: Книжное издательство, 1978. 174 с.

10. Лисянский Ю.Ф. Путешествие вокруг света в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах на корабле «Нева». М.: Дрофа, 2014. 350 с.

11. Георги И.Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов. Ч. 3: О народах самоедских, маньчжурских и восточных сибирских, как и о Шаманском законе. СПб.: Императорская академия наук, 1799. 120 с.

12. Ляпунова Р.Г. Зооморфная скульптура алеутов // Культура и быт народов Америки / ред. Р.В. Кинжалов. Ленинград: Наука, 1967. С. 37–54. (Сборник Музея антропологии и этнографии / АН СССР. Ин-т этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая; том 24).

13. Алеуты. Каталог коллекций Кунсткамеры / автор-сост. С.А. Корсун, отв. ред. Ю.Е. Березкин. СПб.: МАЭ РАН, 2014. 384 с.

14. Лбова Л.В., Понкратова И.Ю., Лебедева Л.С. Орнаментальные композиции татуировок у народов Северной Пацифики (принципы классификации) // Camera praehistorica, 2022. № 1 (8). С. 108–117. https://doi.org/10.31250/2658-3828-2022-1-108-117.

15. Татаренкова Н.А. Птицы в промысловой культуре командорских алеутов // Россия и АТР, 2021. № 2 (112). С. 89–204. https://doi.org/10.24412/1026-8804-2021-2-189-204.

16. Валаамские миссионеры в Америке (в конце XVIII столетия): С прил. ... рукописи иеромонаха Гедеона и переписки, материалов для истории Кадьякской миссии, ранее не бывших в печати. СПБ.: Валаамский монастырь, 1900. 292 с.

17. Кулагин К. В. Алеуты // Экономическая жизнь Дальнего Востока. Хабаровск, 1927. № 6–7. С. 190–201.

18. Marsh G.H., Laughlin W.S. Human anatomical knowledge among the Aleutian Islanders // Southwestern Journal of Anthropology. 1956. № 12 (1). P. 38–78.

19. Krutak L. The power to cure: a brief history of therapeutic tattooing // Tattoos and body modifications in antiquity. Zurich Studies in Archaeology. Vol. 9 / ed. by P. Della Casa, C. Witt. Zurich: Chronos Verlag, 2013. P. 27–34.

20. Lantis M. Aleut // Handbook of North American Indians. Vol. 5: Arctic / ed. by D. Damas. Washington: Smithsonian Institution, 1984. P. 161–184.

21. Понкратова И.Ю., Волков П.В., Лбова Л.В. Татуировка в эпоху камня: опыт изучения орудий стоянки финального палеолита Ушки V (Камчатка) // Сибирские исторические исследования. 2022. № 4. С. 250–266. https://doi.org/10.17223/2312461X/38/13.

22. Volkov P.V., Lbova L.V., Ponkratova I.Yu., Gubar Y.S. Tattoo stone tools in the archaeological collection of the Ushki V site (North-Eastern Eurasia, Kamchatka) // Annales d’Université Valahia Targoviste. 2022. Tome XXIV. P. 22–33.

23. Laughlin W.S. Aleuts, survivors of the Bering Land Bridge. New York: Holt, Rinehart, and Winston, 1980. 151 p.

24. Turner II C.G. Wet and chilled with fogged-up glasses: an Aleutian photographic essay in tribute to William S. Laughlin // To the Aleutians and beyond the anthropology of William S. Laughlin / ed. by B. Frohlich, A.B. Harper, R. Gilbert. Copenhagen: National Museum of Denmark, 2002. P. 309–331.

25. Jochelson W. et al. The Jesup North Pacific Expedition // Memoirs of the American Museum of Natural History. Vol. 6, part 2 / ed. by F. Boas. New York: G.E. Stechert & Co; Leiden: E.J. Brill ltd., 1905.

26. Агапова А.Р., Ковалёва Н.Н., Табарев А.В. Декоративные традиции в древних культурах Тихоокеанского бассейна: орнаментика керамики лапита и полинезийская татуировка // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2021. № 1. С. 5–14. https://doi.org/10.24866/1997-2857/2021-1/5-14.

27. Dumond D.E. A note on labret use around the Bering and Chukchi seas // Alaska Journal of Anthropology. 2009. № 7 (2). P. 121–134.

Благодарности:

Работа выполнена в рамках НИОКТР №122030300070-6 «Древнейшие татуировки Северной Пацифики: происхождение, функции, семантика» за счет гранта РНФ № 22-28-01112, https://rscf.ru/project/22-28-01112/.


Библиографическое описание для цитирования:

Понкратова И.Ю., Лбова Л.В., Лебедева Л.С. Татуировки алеутов: инструменты, краски, орнамент, смыслы // Искусство Евразии [Электронный журнал]. 2023. № 3 (30). С. 34–45. https://doi.org/10.46748/ARTEURAS.2023.03.003. URL: https://eurasia-art.ru/art/article/view/1039


Информация об авторах:

Понкратова Ирина Юрьевна, доктор исторических наук, доцент, ведущий научный сотрудник научного отдела, Северо-Восточный государственный университет, Магадан, Российская Федерация, ponkratova1@yandex.ru, https://orcid.org/0000-0003-3410-3430, Research ID: AAH-1370-2019.


Лбова Людмила Валентиновна, доктор исторических наук, профессор, Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого, Санкт-Петербург, Российская Федерация; главный специалист, Региональное отделение Урала, Сибири и Дальнего Востока Российской академии художеств в г. Красноярске, г. Красноярск, Российская Федерация, lbova-lv@yandex.ru, https://orcid.org/0000-0003-4103-7785, Researcher ID Web of Science: Q-7224-2016, Scopus ID: 6508050731.


Лебедева Любовь Сергеевна, специалист научного отдела, Северо-Восточный государственный университет, Магадан, Российская Федерация, c lebedeva.lubov.magadan@yandex.ru, https://orcid.org/0000-0003-2441-7284.


© Понкратова И.Ю., Лбова Л.В., Лебедева Л.С., 2023


Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Статья поступила в редакцию 17.08.2023; одобрена после рецензирования 05.09.2023; принята к публикации 07.09.2023.